Вторник, 12.12.2017, 08:42

Меню раздела

Категории раздела

Статьи [11]
Статьи из "Северного побережья" [4]
Интервью [1]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Сайт о Куремяэ
  • ИДА-ВИРУМАА - частный форум о краеведении
  • Cтатистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Статьи из "Северного побережья"

    "Два непьющих"

    "Два непьющих шахтера", как прозвал народ этот установленный в Кохтла-Ярве накануне юбилея социалистической революции монумент "Слава труду!", во вторник отметили вдвоем свое 35-летие (статья написана в 2002 году).

    Газета "Ленинское знамя", отражая происшедшие за два дня до годовщины знаменательной Октябрьской революции наступление ее еще более знаменательного 50-летия, писала: "Гремит залп салюта. Падает белое покрывало, и взору собравшихся на площади открылся величественный монумент, центр которого образовали две изваянные из доломита фигуры горняков. Кажется, ничто не сможет их сломить: так много в них силы, уверенности, гордости. Они стоят в забое плечом к плечу, и люди знают, что именно отсюда приходят к ним тепло, свет, уют".

    Стоял 1967 год.

    Народ быстро принял монумент, давая ему разные названия. Если русские говорили о нем "двое непьющих" (мол, единственные в городе, не выпивающие даже после получки), то для эстонцев эти два каменных мужика были "Вийлупом и Люллеметсом".

    Ура, товарищи!

    Король "Эстонсланца" Вяйно Вийлуп и первый секретарь горкома партии Яан Люллеметс были большими друзьями. Дружба их зародилась и крепла именно за рюмкой, известно тогдашнему руководителю кохтла-ярвеского городского отдела культуры Эрнсту Штрику.

    По словам долго работавшего радиорепортером Алдура Пяэро, монумент называли также "братьями Жилябиными": в честь шахтеров братьев Жилябиных, одному из которых - бригадиру шахты "Кява", Герою Социалистического Труда - предоставили почетное право после вступительной речи Люллеметса открыть монумент вместе с другими героями труда.

    "Вяйно и Яан", "двое непьющих" или "братья Жилябины" - кто как их называл - всегда были на месте, когда на площади Мира раздавались крики "Ура!" 1 мая и 7 ноября. "В праздничном убранстве центр нашего индустриального города - площадь Мира", - рапортовало "Ленинское знамя" 35 лет назад. "Горделиво возвышается над нею величественный монумент "Слава труду!", открытый в канун юбилея Советской власти.

    Тринадцать часов. Площадь заполняют учащиеся школы-интерната №1. По установившейся традиции они открывают демонстрацию трудящихся города.

    Затем шествие трудовой армии сланцевиков начинает колонна крупнейшего предприятия - комбинат коммунистического труда им. В.И. Ленина. Коллектив его пришел на демонстрацию с замечательными производственными подарками. Он с честью выполнил все социалистические обязательства, взятые к 50-летию Советской власти. За успешный труд ему вручено Памятное знамя ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС. (...)

    Демонстрация трудящихся нашего города показала, что сланцевики идут в первых рядах борцов за претворение в жизнь исторических решений XXIII съезда КПСС".

    Что делать - история была такая

    И над историей не надо злорадствовать, говорит 77-летний Штрик, которому не одно десятилетие приходилось мерзнуть, стоя на трибуне монумента, и махать народу рукой. "Например, такая фраза, - цитирует Штрик статью в "Постимеэс" за среду, в которой пишут об открытии выставки, посвященной теме красной революции. - "Перед плакатом с изображением Брежнева КИСНЕТ гипсовый Ленин". Убери это "киснет" и напиши "стоит" фигура Ленина! Но таков уж у нас менталитет - на обложку помещают голую девицу, говорящую, что она с двумя тысячами мужчин...". Благодушно усмехавшийся до этого мужчина на мгновение вспылил: "Я такое не люблю: это невежество!".

    Штрику не по нраву и то, как Йыхви обошелся со своим памятником Ленину, ведь это, в отличие от стоявшей в Кохтла-Ярве копии, - оригинальная работа профессора Арсена Мелдера. "Это была идея Вийлупа, - недоволен Штрик. - Велел снять и затем продал через своего сына".

    Так они говорят.

    "Так это и было!".

    Если стоявшая перед Йыхвиским культурным центром "стена революционеров" снесена, как и йыхвиский Ленин, то "Слава труду!" стоит.

    Однако топор висит и над головами "двух непьющих шахтеров".

    На вершину вулкана

    - Этот памятник чуть не увезли на кукрузеский терриконик, - вспоминает Штрик безумную идею одного партийного деятеля. - Был такой человек, как Леонид Ананич, ставший первым секретарем горкома партии в Кохтла-Ярве и решивший, что монумент надо перенести туда. Но авторы оказались категорически против: ведь под терриконом все горело - совершенно сумасшедшая идея!

    Если для Штрика "Слава труду!" является мало пропагандируемым символом Кохтла-Ярве, который годился бы и для визитной карточки города, то Пяэро, который во время правления Айна Калмару стал старейшиной Ярвеской части города, в 1996 году оглядывал свои владения ищущим взором: куда бы перенести монумент.

    - "Слава труду!" - как чужеродное тело, - говорит получивший должность в Йыхвиском горуправлении Пяэро и объясняет свое мнение тем, что из-за монумента оказалась нарушена схема движения в самом сердце города.

    Поскольку подходящего места не нашли, то ограничились в 1996 году реконструкцией разваливавшейся трибуны монумента, в ходе которой трибуну укоротили на треть - с согласия одного из авторов монумента архитектора Удо Иваска. По словам Иваска, они еще при проектировании монумента предлагали минималистский вариант трибуны, но городские власти пожелали колоссальную.

    А другой автор монумента скульптор Олав Мянни к моменту реконструкции был уже 16 лет в мире ином. Эстонская энциклопедия вспоминает его как ваятеля, который "в раннем творчестве создавал исходящие из соцреализма двухфигурные композиции". Мянни является также автором памятника Ленину в Нарве, перед которым туристы с удовольствием фотографируются во дворе Нарвской крепости.

    Громоздкая трибуна, на которую в свое время попадали только при предъявлении номерного пропуска, уже не использовалась - так объяснил Пяэро укорачивание трибуны. Последними, которые с нее болтали и составили "двум непьющим" компанию, были участники Интердвижения, собравшие в конце 80-х годов прошлого века на площади около 6000 человек.

    С тех пор трибуна пустует, так как скачек исполнителей "каэраяана", игры на музыкальных инструментах и хоровых песен, на что надеялось калмаруское горуправление, тут так и не было видно и слышно.

    Обращение к коммунизму

    Главный хранитель фондов Кохтла-Ярвеского Музея сланца Сийри Одар может показать довольно мало материалов, связанных с монументом. "Кто это истратил на такую маленькую бумажку так много кальки?" - недовольно говорит Одар, вынимая из шуршащей обертки крошечный музейный экспонат - пропуск под номером 343.

    Пропуск №343 с призывом "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" обеспечил 26 июня 1971 года некоему товарищу Нормаку допуск на трибуну, причем на пропуске указано, что пускать на трибуну прекратят за пять минут до начала митинга.

    Среди экспонатов, за которыми присматривает Одар, имеется и вынутая из монумента капсула с письмом к "потомкам коммунистической эры".

    Капсулу с вложенным в нее обращением замуровали в подножие монумента "Слава труду!" на том самом митинге, трибунный пропуск куда получил товарищ Нормак.

    Но еще до наступления коммунизма капсулу достали в ходе работ по реконструкции в 1996 году.

    И кохтла-ярвеские мальчишки стащили ее из-под носа строителей.

    Однако капсулу с обращением к потомкам все же вернули и передали городским руководителям.

    Городские власти решили, что положить капсулу на прежнее место неэтично, писал тогдашний директор Музея сланца Артур Руусма в журнале "Муузеум" пару лет спустя. И поскольку находка уже прославилась в городе, то существовала опасность, что капсулу снова стащат. Вот ее и передали в Музей сланца.

    А что еще умного можно было сделать с этой тяжелой штуковиной?

    До сих пор закрыта

    Цилиндр выставлялся в 1997 году в музее на выставке "История одного обращения", где оказался центральным экспонатом. Хотя содержимое цилиндра следовало достать и показать только в 2046 году, с обращением можно было ознакомиться и на выставке, а также еще в 1986 году в путеводителе по Кохтла-Ярве.

    "За 25 лет город вырос, стал таким, какой можно видеть часть его на фотографии в прилагаемом сегодняшнем номере городской газеты", - говорится в письме, начинающемся словами: "Дорогие товарищи! Мы обращаемся к вам, кому встречать 100-летие нашего города Кохтла-Ярве. (...) Через 75 лет город будет совсем не таким. Но мы уверены, что он будет, его ничто не разрушит. Он будет - неизмеримо краше сегодняшнего".

    Дела с этой красотой обстоят известно как - стоит представить себе разрушение городских частей Кохтла-Ярве, - а капсула до сих пор не вскрыта. Вручную это не сделаешь, то есть возможности заглянуть и положить обратно нет. С пилой тоже как-то дурно покушаться на вещь, которая адресована не тебе.

    Да и кого ее содержимое так уж интересует - несколько пожелтевших листков, не более того.

    Не единственный вариант

    "Слава труду!" был одним из вариантов из свыше двадцати, поступивших на организованный Министерством культуры конкурс эскизов памятника 35 лет назад. Членам конкурсной комиссии, куда входил и руководитель культуры из Кохтла-Ярве Эрнст Штрик, "Слава труду!" приглянулся больше всех.

    А эскизы были разные. "Например, предлагали какую-то устремленную в небо огромную спираль, на изготовление которой потребовалось бы столько нержавеющей стали, сколько во всей республике не нашлось бы!" - вспоминает Штрик, довольный сделанным десятилетия назад выбором.

    Тийа ЛИННАРД 
    Суббота, 9.11.2002

    Категория: Статьи из "Северного побережья" | Добавил: veresh (07.02.2015)
    Просмотров: 441 | Рейтинг: 1.0/1
    Всего комментариев: 0
    avatar